эксперт|политика
Крымская весна

Текст: Михаил Нейжмаков

2017 год — третья годовщина Крымской весны.  Тем более интересно мнение эксперта о внешних и внутренних политических процессах, имеющих прямое отношение к Республике Крым. Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций, публицист Михаил Нейжмаков специально для «Крымского журнала» высказал мнение о таких процессах.

Энергоблокада, попытка прорыва диверсантов на территорию полуострова, задержание российских военнослужащих силами СБУ — за три года после воссоединения с Рос­сией Крым получал с украинской стороны неприятные сюрпризы. Чего ещё ждать жителям республики? И может ли повлиять на политиков из Киева в этом вопросе смена администрации в США?

Отметим, что «ястребы» с украинской стороны задевали за последние три года разные болевые точки полу­острова, при этом поступательно продвигаясь к одной из самых серь­ёзных — ситуации вокруг региона в курортный сезон. Блэкаут проходил под занавес 2015 года, когда сезон отпусков был завершён. А вот прорыв диверсионных групп в Крым в 2016-м — уже в августе, в период активного притока отдыхающих в республику.

Не исключено, что переход Киева к игре на грани фола летом прошлого
был связан с предвыборной кампанией в США. Возможно, в украинских верхах опасались, что добиться уступок от России при следующей администрации в Вашингтоне им будет сложнее. Как раз незадолго до истории с попыткой прорыва диверсантов на полуостров появились негативные высказывания главы МВД Украины Арсена Авакова о Дональде Трампе.

А вот ещё до старта курортного сезона, в первые месяцы 2017 года, те же перемены в Вашингтоне могут подтолкнуть украинских силовиков проявить активность, так или иначе затрагивающую Крым. Перемены в США могут вызвать изменения баланса сил в украинских верхах. В этих условиях высокопоставленным силовикам в Киеве нужно будет доказывать свою значимость, возможно отвлекая внимание от оплошностей на других направлениях. Вспомним, что та же история с задержанием сотрудниками СБУ российских военнослужащих у крымского участка границы могла преследовать цель перекрыть неоднозначную историю с самолётом белорусской авиакомпании «Белавиа». Его, напомним, 21 октября 2016 года принудили к посадке по распоряжению этой спецслужбы. Петру Порошенко тогда пришлось публично извиниться перед белорусским коллегой.

При этом в рассуждениях об американских политиках, которые могут оказать влияние и на Киев, в конце 2016 года часто говорилось об Обаме, который хочет испортить начало президентства Трампа. На деле 44-й президент США, сыграв роль «злого полицейского» и предприняв очень недружелюбные шаги в сторону Москвы незадолго до ухода с должности, создал для своего сменщика очень выгодный фон для переговоров с Россией. В том числе по Крыму. Уходящий президент в США вообще часто играет роль «злого полицейского», на фоне которого его преемник будет выглядеть «добрым». Можем вспомнить, как после достаточно жёстких внешнеполитических заявлений администрации Буша-младшего (в отношении Ирана, например) даже просто более мягкая риторика Обамы порождала большие надежды на новую политику Белого дома (в исламском мире и не только).

Другое дело — насколько Трамп будет открыт к диалогу с Москвой. К моменту, когда Крым отпразднует третью годовщину возвращения в состав России, новая администрация в США не просто вступит в свои права, но и предпримет первые реальные шаги. Однако мы помним, что первые заявления и решения администрации Обамы или Буша-младшего во внешней политике далеко не всегда говорили об их стратегии в последующие годы.

Некоторые ждали, что команда Трампа надолго самоустранится от российско-украинских противоречий, сосредоточившись на внутренних вопросах. Собственно, заявления американских лидеров о приоритете «внутренних проблем» часто принимают за готовность к «изоляционизму» и сворачиванию внешнеполитической активности. Но если подобные же тезисы озвучивает избранный президент США, это просто попытки переложить расходы за американские амбиции на плечи партнёров, но не отказ от самих этих амбиций. О при-
оритете внутренних экономических задач говорил ещё Билл Клинтон во время своей первой президентской гонки. Быть «умеренными в отношении к нациям, которые провозглашают желание идти собственным путём», призывал в 2000 году Буш-младший. Какой была реальная политика этих президентов, мы хорошо помним.

Стратегически Вашингтону ещё может пригодиться Киев именно в роли раздражителя для России. Торг в международной политике — очень часто именно «торговля хаосом», возможность использовать угрозы у чужих границ. Крым остаётся для России важным рубежом, и нельзя обещать, что этот фактор его не коснётся. Однако последние три года подарили и Москве, и Симферополю большой опыт по противодействию таким угрозам. Не будем об этом забывать.